Кто прав?

Заглянул я вчера в комнату и вижу: Коксик в одиночестве сидит за столом и рисует.
– Коксик, а куда это все подевались? – с удивлением спросил я его. А он и отвечает:
– А… Они на меня обиделись и сбежали. В другой комнате сидят.
– Это что же надо было такое сказать, чтобы друзья от тебя сбежали?
– поинтересовался я.
– Да они из-за всякой ерунды обижаются, – махнул лапой котёнок. – Мне бантик Шунин не понравился – ничего особенного. Я ей сказал – а она обиделась. А чего обижаться-то? Я так думаю – значит, это правда! А Зубок вообще заявил, что я рисунок его испортил… А ты посмотри на его рисунок, – и Коксик помахал перед моим носом листком. – Не рисунок – а одно название. Я его, можно сказать, исправил. Немножко намазал, но всё равно он лучше стал. Я так думаю – значит, это правда!

Вот в чём дело… Задумался я, а потом и спрашиваю:
– Коксик, а тебе никто не говорил, что у тебя уши некрасивые?
– Чего-чего? – от удивления он даже карандаш выронил.
– Уши, говорю. Уши у тебя некрасивые!
– У меня? Уши!? Некрасивые!? Да мои уши – всем ушам уши! – возмущённо воскликнул Коксик.
– Да и слышат они, по-моему, не очень хорошо, – невозмутимо продолжал я, и котёнок тут же возразил:
– Как это? Да они лучше всех слышат!
– Но ты только что переспросил. Видать, туговат на ухо…
– Я туговат?! Да это же неправда!
– Я так думаю, а значит – это правда!

После этих моих слов Коксик удивлённо замер.
– Как-как ты сказал? Ой, я то же самое Зубку сказал… И Шуне, – растерянно произнёс он. – Выходит, я виноват… Они теперь со мной дружить не будут... Что делать, Енотыч? – жалобно спросил он.
– В первую очередь надо извиниться. А потом – учиться уважать мнение других. Даже если они, по-твоему, не правы.

Позвал Коксик друзей и извинился перед ними. Они его простили и в избушке нашей снова воцарились мир и согласие.

И я, конечно же, перед Коксиком тоже извинился. Уши-то у него самые обычные. И слышит он хорошо. Просто хотелось мне, чтобы он свои же слова на себе почувствовал и понял, что к другим относиться нужно так, как хочешь, чтобы относились к тебе.